Постмодернистский король Артур Гая Ричи

Исторический и в то же время современный, фэнтези и история взросления одного парня, рейв и боевой танец — новое прочтение знаковой английской легенды может удивить.

Благодарим кинотеатр «МОНИТОР Красная Площадь» за приглашение на предпремьерный показ фэнтези «Меч короля Артура».

Смотреть, если вы любите: Джуда Лоу, «Сыны анархии», рейвы и соответствующую музыку, панк и фэнтези в целом
Не смотреть, если вы любите: историческую правду, логику диалогов и действий

В тридцати двух словах:
Несколько харизматичных ребят собрались вместе и устроили косплей. Присутствие Гая Ричи, Джуда Лоу, Эрика Баны, Джимона Хонсу, Дэвида Бэкхема и Чарли Ханнэма — более чем достаточный повод посмотреть «Меч короля Артура». Правда.

В четырехстах двадцати шести словах:

По словам Чарли Ханнэма, во время съемок он был удивлен тем, насколько спонтанным оказался в работе Гай Ричи. Действительно, многие диалоги фильма кажутся набросками, вопросами на полях. Чего стоит одно только «ты увидел то, что должен был увидеть? — но что я должен был увидеть? — сам увидишь». И вновь «ты увидел то, что должен был увидеть?» Многие сцены с типично клиповым, математически выверенным монтажом, подчиняются скорее ритму звука, чем темпу истории. Многие сцены с участием рыцаря Бедивера кажутся скорее репетицией, прогоном. Ну а эпизоды с «магией» (хотя в фильме она без кавычек) настолько же хороши, насколько совершенно не вяжутся с современным обликом и поведением британского хулигана Ханнэма/Артура и рейв-эпизодами.

Это не пересказ легенды, скорее, пазл, где каждый кусочек отвечает за себя. Разбирать каждый элемент можно независимо, многие из них хороши, другие — нелепы, но в целом это такая игра без правил и вне жанров, решиться на участие в которой способен не каждый. Гай Ричи способен.

Именно и только постмодернизм подразумевает использование художником в качестве инструментов черновиков, случайных и даже, возможно, не самых удачных находок, нелогичных решений. Здесь все — сумасшедший дом, горящий дом, ведь правящий король не ищет стабильности, а ищет страха и огня; публичный дом, ставший пристанищем Артура.

Парнишку воспитали — и ведь неплохо — проститутки, чем не оммаж Марии Магдалине? Кстати, если о добре и зле речь периодически, хотя и не так часто, как можно было бы предположить, заходит, то любовный аспект в этой истории отсутствует напрочь. Самую сильную любовь и искренние чувства демонстрирует «злой король» Вортигерн. Джуд Лоу сумел из не такого уж благодатного материала сконструировать не просто жизнеспособный, но почти шекспировский образ. Термин «жажда власти» к нему не совсем подходит, его поведение похоже на влияние необоримого рока, тяготеющей злой судьбы, которая раз за разом толкает его на убийство любимых существ. Вместо ведьм он общается с неким спрутом, воплощающим темные силы, и приносит ему жертвы, даже почти угадывая, что проиграет.

Если у Артура все хорошо, а его проблемы напоминают только лишь о самом обыденном взрослении, то Вортигерн действительно страдает, но, видимо, не может ничего изменить. Оставляя Артура в живых — а ведь он видел силу меча и его обладателя и «для пользы дела» убил жену и дочь собственными руками, — он пишет свою историю, и сам точно знает это.

Артур же, как и полагается вчерашнему подростку, лишенному родительской любви и не знавшему ощущения безопасности, берет на себя ответственность за всех и в то же время боится взять ее окончательно. Если планы студии на съемку шести фильмов о нем осуществятся, то мы узнаем, что может дальше произойти с мужчиной, все как по книжкам.


Читайте также