© Фото Юга.ру

Библиотека Юга.ру — лучшие книги на самые разные темы

Библиотека Юга.ру: 5 книг великих режиссеров о себе, о мире, о кино

Больше всего можно узнать о кино как об искусстве, культурном, социальном и даже философском явлении из статей и книг, написанных самими деятелями кино. Сегодня в Библиотеке Юга.ру таких книг пять, их авторы — одинаково знаменитые, но очень разные. В случае с Гиллиамом это коллаж из воспоминаний, мыслей и шуток, Дрейер писал о кино серьезно, вдумчиво и почти научно, автобиография Бунюэля — настоящий портрет поколения, искусства и эпохи. Эмир Кустурица, задавшись вопросом «Где мое место в этой истории?», написал книгу-дневник-воспоминание, а в сборник Сергея Эйзенштейна вошли написанные в разное время эссе и литературные портреты известных людей.

Терри Гиллиам, «Гиллиамески. Предпосмертные мемуары»

Прекрасно изданная и еще более прекрасно подготовленная книга — настоящее удовольствие даже для тех, кто не очень‑то увлекается творчеством Гиллиама. Кроме основного текста, разделенного на 15 глав, здесь множество рисунков, фотографий и коллажей, пространных подписей и ремарок на полях. Сверстано все это богатство самым правильным образом, а именно — в духе Терри Гиллиама, парня, вырезающего картинки из открыток и репродукций. Подписи «машинописные» и «от руки», фотографии из архивов и со съемочных площадок — не удивляйтесь, если сначала на чтении будет трудно сосредоточиться. Вся книга — коллаж, где воспоминания раположены в хронологической последовательности, мысли параллельны, а изображения разбросаны в искусном хаосе.

Пишет Гиллиам прекрасно, очень легко, с огромным количеством юмора и самоиронии. Он действительно все время шутит — и постепенно становится понятно абсолютно точно: он, при всем своем здравом смысле и порождаемой им здравой оценке происходящего вокруг (в чем юмор помогает особенно), действительно видит мир именно так, как показывает его в своих фильмах. Он говорит очень честно о кино, о людях, о политике. Свидетельство американца, нашедшего свое творческое пристанище в Лондоне, ценно еще и тем, что мы видим его активную позицию по отношению к политическому и социальному состоянию общества. И все же больше всего здесь именно кино: успешные и так не вышедшие в прокат фильмы, отношения с актерами и продюсерами, сохранение своего голоса и погружение в истории.

Карл Теодор Дрейер, «О кино»

Один из немногих режиссеров, никогда, ни разу не пошедших на компромисс и на уступки кому бы то ни было, включая его инвесторов, продюсеров и кинокомпании, с которыми он сотрудничал. Это стало главной причиной малого числа его полнометражных фильмов — между съемками порой проходили годы, в это время Дрейер работал журналистом и занимался научными изысканиями для будущих работ. Часть из них так и остались в виде сценариев и набросков, один такой сценарий — фильма о Христе, который ждали и о котором писали журналисты и критики Европы и США — многие считают одним из самых грандиозных фильмов, которые не были сняты.

В книгу Дрейера вошли несколько интервью и написанные им теоретические и критические статьи как о технической стороне кино, о звуке, цвете, монтаже, так и об актерской игре, о критике, о значении воображения и единственно возможной эмоции в том или ином эпизоде.

Автор статьи Theatre Arts Magazine 1951 года (опубликована в журнале «Сеанс» 4 декабря 2015 года) называет Дрейера французским словом cinéaste, которое обозначает любого человека, работающего в кино, и говорит, что режиссер представлял собой апофеоз этого понятия. Дрейер действительно держал под контролем абсолютно все во время подготовки, съемок и монтажа, чем заработал репутацию садиста, тогда как в других ситуациях его описывали как в высшей степени воспитанного и тактичного человека. Послушник и исследователь кино за более чем 40-летнюю карьеру в этой сфере снял всего 14 полнометражных фильмов, по которым и сейчас учатся молодые режиссеры.

Сергей Эйзенштейн, «Словесные портреты»

Двадцать глав и чуть больше двадцати образов составляют «Словесные портреты», предисловие к которым написал Наум Клейман. Он говорит о той ипостаси великого режиссера, которая редко привлекает внимание исследователей и любителей кино, он пишет про Эйзенштейна-литератора, ту часть личности того, кого называли «Леонардо да Винчи кинематографа». В разное время были написаны эти эссе, портреты, зарисовки и даже некрологи. Это известные всем имена Всеволода Мейерхольда, Чарли Чаплина, Казимира Малевича, Сергея Прокофьева, Ивана Пырьева и других — их знает не каждый — это Юдифь Глизер, Эдвард Гордон Крэг, Леон Муссинак, и интереснее всего, конечно, не факты их биографии, а тот особый взгляд Эйзенштейна, которым он видел все и всех (и сам стремился понять суть такого особого взгляда, например, Чаплина). Взгляд и слог, потому что писал он художественно, очень образно, часто лирично и периодически задавая вопросы то ли самому себе, то ли своему объекту, то ли ли неведомым силам.

Луис Бунюэль, «Смутный объект желания»

Удивительная биография человека, родившегося в 1900 году, тонко подмечающего и запоминающего все вокруг себя. Не имеет значения, смотрели вы хоть один фильм Бунюэля, только слышали о нем или же видите это имя сейчас впервые —  вам все равно будет интересно. Эта книга про Испанию, про семью, про людей — переворачивая страницу, переходишь от описания встреч с Лоркой к эпизодам с участием Сальвадора Дали на протяжении десятков лет; от обычаев маленьких испанских деревушек к хулиганским сценам в древнем Толедо. От потрясающей главы про бой барабанов в Каланде — к рассуждениям о том, как он пил алкоголь всю жизнь и продолжает делать это в своей комнате, где, как в баре, выстроилась батарея бутылок. На обложку вынесена цитата: «От кино я требую, чтобы оно было свидетелем всего значительного, что происходит в реальной жизни на этой планете» — и сам Бунюэль был таким свидетелем, хотя поначалу может подуматься, что к художнику сюрреализма это неприменимо. Он смотрит на всю свою жизнь как бы издалека, много рассуждает, очень глубоко и философски, при этом сохраняя живой язык и живую мысль. Книга — настоящее сокровище, где глазами режиссера и мыслителя мы видим срез одного из самых интересных исторических периодов Испании и Европы, бесценные свидетельства времени, дружеских и профессиональных отношений с легендарными людьми. Кино здесь не на первом месте, оно остается важной частью жизни Бунюэля, но, бесспорно, намного важнее — сама жизнь.

Эмир Кустурица, «О самом себе. Где мое место в этой истории?»

«Все-таки хорошо, что я пишу эту книгу, поразмыслив, подумал я. По крайней мере, останется документальное подтверждение моей жизни».

Кустурица — эмоциональный сорвиголова от кинематографа, чьи взгляды всегда были очень политизированны, и в этой книге особенно сильно чувствуется, как близко к сердцу он всегда принимал происходящее в Сербии и Югославии. Но «О самом себе» не только совсем не о кино, но даже и не о стране, а, как и сказано в заголовке, почти исключительно о себе. Отец и мать, давние друзья и случайные знакомцы, отрывки воспоминаний детства и юности — и много диалогов с Джонни Деппом, вот что составляет ткань этой книги. Повествование местами кажется даже чересчур обыденным, так же, как порой происходит с восприятием его фильмов — там все бывает нехудожественно в такой степени, что не понимаешь, что смотришь. Честность в фактах и искренность в эмоциях — и вот перед нами настоящий человек, не слесарь, конечно, а всемирно известный режиссер, резкий, эгоистичный, ранимый и драчливый, весь мир которым воспринимается только и исключительно через его Я. Эта книга — почти дневник, если не считать того, что автор писал его с расчетом на тысячи читателей.


Эти и другие книги вы можете купить в магазинах «Читай-город» в Краснодаре:

— ул. Красноармейская, 60;
— ул. Володи Головатого, 313, «Галерея Краснодар»;
— ул. Красная, 83/ул. Горького, 103;
— Карасунский округ, ул. Уральская, 79/2, ТРЦ «СБС Мегамолл»;
— ул. Ставропольская, 218/1;
— ул. Дзержинского, 100, ТРЦ «Красная Площадь».


Читайте также