"Небесные беглецы": нелогичный винегрет

Юга.ру

"Терпение – медицина бедных", – звучало со сцены в новом спектакле "Одного Театра". А еще терпение – единственный способ воспринять данную постановку.

Не секрет, что работать с прозой Бунина – сложно. Язык его литературы, сложившийся на основе орловско-курского говора, с отточенными образами, странноватыми эпитетами и витиеватым построением фраз, часто дается актерам с трудом. В вечер премьеры "Одного театра" с этой задачей полноценно справилась, пожалуй, только исполнительница главной роли – Евгения Белова. Виталий Борисов и Роман Бурдеев спотыкались через каждое слово, как будто не зная с какой стороны к нему подойти. Возможно, стоило бы решить эту проблему большим количеством репетиций, потому что откровенные ошибки и оговорки слишком сильно режут слух.

Касательно звучания спектакля остается еще несколько вопросов. К примеру – зачем включать такое большое количество песен в спектакле на полтора часа, если вы не располагаете поющими актерами? Во всяком случае – хорошо поющими актерами? И без того едва выговариваемые фразы то и дело перемешивались с протяжным и не всегда уместным пением. Компенсировать отсутствие эмоционального воздействия от игры путем добавления великой музыки (любимая всеми главная тема чаплиновских "Огней рампы") – затея не менее сомнительная, чем все остальные попытки добавить "мурашек" слабой постановке.

Сценография спектакля совершенно безлика. Не объясненные ничем предметы, расставленные в произвольном порядке по полотну, исписанному каллиграфическим почерком (единственный мало-мальски обоснованный элемент ассоциативной цепочки "спектакль про эмиграцию – письма – огромное письмо на сцене"). И при чем здесь яблоки? Нет сомнения, что красные вощеные яблоки прекрасно выглядят, отлично катятся и прекрасно контрастируют с черным платьем Евгении Беловой, но зачем этим перекатываниям уделять так много сценического времени? В итоге, яблоки отходят, так ничем и не занятые, куда-то на третий план.

Загублена сцена с кинотеатром, которая могла бы стать достаточно эмоциональной. Никакого погружения в процесс (хотя бы элементарного изменения освещения с общего на точечный), Чарли Чаплин из покойного супруга героини, кинотеатр, возникший прямо за чемоданами, на стульях, до которого нужно было сделать два шага…

Задать вопросы режиссеру Владимиру Анатольевичу Кулагину к сожалению, не удалось, так как на премьере он не почтил зрителей своим присутствием. Говорить долго об этой постановке не имеет смысла и стоит ограничиться только фразой, в разной форме высказанной несколькими зрителями – "Один Театр" может и делает спектакли намного лучше, чем этот.

Смотрите также

Сдача спектакля "Небесные беглецы" в "Одном театре" (фоторепортаж)


Читайте также