"Ночь в опере": легкий способ стать призраком

Юга.ру

Подходит к концу первое полусезонье – у театров наступает самое лучшее время для очередных премьер. Краснодарский Музыкальный театр в этом плане сдержал темп и представил зрителям не спектакль, но оперный концерт.

Уже два раза на его сцене проходил Фестиваль оперы и Международный конкурс молодых оперных певцов. В рамках таких проектов со всех уголков мира съезжаются талантливые вокалисты, которые на некоторое время становятся единой командой. То, что представляли на фестивале, казалось кому-то странным и "неформатным", а что-то оставляло у зрителей огромные впечатления.

К сожалению, масштабный оперный праздник теперь будет проводиться только раз в два года – по самой примитивной причине, финансовой. А работать артистам хочется не меньше, чем поклонникам – слушать.

Выход из этой ситуации нашла одна из солисток Музыкального театра – заслуженная артистка Кубани Гюльнара Низамова. Время для ее сольного концерта уже давно подступало (по какой логике формируется эта очередность – известно только артистам), но Низамова приняла решение "пожертвовать" его в пользу общего блага. Таким образом, изначально сольный проект "Ночь в опере" превратился в оперный концерт в двух отделениях, с приглашенными артистами и участием коллег самой Гюльнары.

Основной мыслью всего концерта должен был стать процесс показа того, что больше всего интересует зрителей – происходящего в театре ночью. Во всяком случае, в том, что именно этот вопрос заботит зрителей, оказался уверен режиссер. Им, кстати, стал молодой Николай Панин, который успел отметиться работой с краснодарской труппой в проекте "Три века оперы. Молодые – молодым", проходившем в сезоне 2011-2012 года.

В программу концерта вошли отрывки из опер, которые никогда не звучали (с нынешними тенденциями – вряд ли и прозвучат) или исполнялись очень редко. Среди них: "Адриенна Лекуврер" Ф. Чилеа, "Мадам Баттерфляй", "Ласточка", "Тоска", "Турандот" и "Богема" Дж. Пуччини, "Отелло", "Дон Карлос", "Трубадур" и "Риголетто" Дж. Верди, "Тристан и Изольда" Р. Вагнера, "Самсон и Далила" К. Сен-Санса, "Фауст" Ш. Гуно, "Сказки Гофмана" Ж. Оффенбаха и другие.

Заявленный к участию солист Большого театра Роман Муравицкий накануне захворал от переменчивого кубанского климата, о чем тактично упомянул директор театра перед началом. Однако отсутствия звезды, кажется, никто не заметил.
Заметили другое. Причем практически все. Что оркестр в этот вечер звучал так, как будто им пообещали удвоить зарплату. Причиной этому стало вовсе не радость музыкантов от оперного "нашествия", а присутствие за пультом потрясающего Владислава Карклина – постоянного приглашенного дирижера Мариинского театра и Екатеринбургского театра оперы и балета.

Для тех, кто следил за последним оперным фестивалем, это имя знакомо. Именно тогда, во время исполнения одного из спектаклей, работа дирижера так поразила артистов, что решение о госте за пультом для "Ночи в опере" не у кого не вызвало претензий. От первой до последней минуты концерта оркестр выдавал самый качественный звук, который только возможен в Музыкальном театре нашего города. Так же восхитительно в этот вечер звучали и солисты, которые, кажется, показали свой максимум.

Прекрасный звук несколько сглаживал и украшал происходящее не сцене. Концерт начинался с того, что режиссер дал себе простор в издевательстве над типичными ошибками зрителей. Присутствующие спят, пьют на задних рядах, роняют тяжелые и звонкие предметы – словом, делают то, что раздражает артистов и самих гостей театра. Артисты хора сидят на сцене и зеркально копируют зал, в котором тихо хихикают те, кто узнал себя или соседа.

После этого на сцене начинает развиваться главный сюжет. Один из зрителей, в лице заслуженного артиста Кубани Алексея Григорьева, засыпает в зале и оказывается забытым в ночном театре. Григорьев цепляет данную уборщиком маску призрака оперы и идет искать приключений.
Кто бы мог подумать, что призраки оперы получаются из забытых зрителей, которые до утра не смогли найти выход из знаменитых театральных коридоров, с их причудливыми поворотами.

То, что предстает перед глазами персонажа, на афише называется "фантасмагория", а в реальности просто заставляет зрителей судорожно всматриваться в программку, чтобы найти объяснения.

По сцене в броуновском движении расхаживают артисты хора, запускаются кораблики, которые становятся то головными уборами, то средствами передвижения по сцене. Жаль, что театральная символика, которая должна стать основным инструментом для создания "мистичности", в момент постановки прогуливалась от театра далеко. Символы несвязны, малообъяснимы и совершенно не поддаются трактовке.

По задумке, забытый зритель должен влюбиться в Низамову и последовать за ней, но до того момента, как он начинает проявлять к ней знаки внимания, зритель увидит сцену, как три заслуженные артистки вызывают нечистого, как и чем питается театральный уборщик и многое другое.
Вызовом нечистого зрители окрестили момент, когда три женщины со странными песнопениями выходят на сцену, садятся вокруг стола и продолжают тянуть мистическую мелодию на непонятном языке. Единственная мысль, которая возникает, когда выныриваешь из музыки: "Что вообще происходит?".

Оформление и режиссура концерта определенно вызывает очень большое количество вопросов о понимании целостности картины и хоть какого-то вкуса у режиссера.

Обнадеживающим остается тот факт, что концерт исполняется на первоклассном уровне и действительно становится возможностью услышать лучшие произведения "на дому", без выезда в столичные театры. По замыслу создателей, концерт будет обновляться и дополняться, таким же образом, как хореографические вечера Александра Мацко.

Польза от концерта, несомненно, очень велика. Для краснодарских зрителей привычен такой формат, так как много лет существуют дивертисменты оперетты и мюзикла, вечера современной хореографии и всевозможные фестивали, которые включают гала-концерты с лучшими отрывками из произведений.

Теперь, незадолго до премьеры многострадального "Евгения Онегина", настал черед качественного оперного концерта. Будем надеяться, что со временем концерт сгладит все неровности и превратится в более "синхронизированную" с качественным звуком картину.

Смотрите также

"Ночь в Опере" в Музыкальном театре (фоторепортаж)


Читайте также