"Загнанная лошадь": подумай, за чем бежишь

Юга.ру

25 сентября Театр Драмы представил зрителям новый спектакль – постановку по пьесе Франсуазы Саган "Загнанная лошадь". Режиссером выступил заслуженный артист РСФСР Александр Катков. В главных ролях – Арсений Фогелев, Злата Соколова и сам режиссер, который более десяти лет ждал подходящего момента, чтобы сыграть Генри-Джеймса Честерфилда.

В книге театроведа Жоржа Польти "Тридцать шесть драматических ситуаций" тематика "Любовь, встречающая препятствия" или "Невозможная любовь" значится под двадцать восьмым номером. Однако если анализировать большинство пьес и произведений, то можно заметить, что именно этот сюжет занимает лидирующие позиции.

Пьеса "Загнанная лошадь" относится к этому же типу, но являет собой демонстрацию еще более сложных взаимоотношений, чем просто любовь, преодолевающая преграды. Волей судьбы сведенный с молодым французским повесой Юбером и его мнимой "сестрой" Кароли, Генри-Джеймс осознает цену, которую он заплатил, много лет назад отказавшись от любимой девушки и женившись по расчету. Его душа практически выжжена, безжалостно загнана как одна из лошадей на одной из частых охот их семейства… И теперь он на пороге нового и важного выбора в своей жизни.

Спектакль нельзя отнести к тем постановкам, которые подойдут для семейного просмотра. Он будет интересен, пожалуй, только взрослым людям, желающим поразмышлять о терпком запретном чувстве и понаблюдать за сценами из жизни подгнивающей британской интеллигенции.
Разрушенные идеалы, недолюбленные дети, выросшие на фоне материнских "часов самоанализа" и трогательной заботе о чучеле мертвой собаки, сомнительные жизненные ориентиры и всепоглощающая скука…

Саган удалось создать потрясающую историю, пронизанную присущей ей символикой и неповторимым мистицизмом. Яркое чувство, вспыхнувшее между любовницей будущего зятя и главой семейства накануне свадьбы, заставляет их обоих подойти к самой границе, за которой – либо счастье, либо ошибка, способная исковеркать всю жизнь.

К такой сложной и неоднозначной теме обратился Театр драмы, представивший свою версию на малой сцене.

Самым положительной чертой постановки можно назвать грамотную и чуткую режиссуру. Ни одна мизансцена не выбивается, спектакль выглядит исключительно цельно. Исполнители не болтаются как цветы в проруби, некоторые моменты выглядят, с точки зрения постановки, почти живописно. Действие развивается динамично, не теряя темпа на протяжении двух актов.

Актерские успехи, увы, в этот вечер, посетили не всех.
Злата Соколова – при всем внешнем соответствии отведенной ей роли Кароли – в сценах без Каткова-Честерфилда выглядит не так уверенно, как хотелось бы. Этот дуэт уводит за собой в размышления, интригует, заставляет строить догадки и размышлять. Моменты, когда Кароли и Генри-Джеймс находятся на сцене вдвоем, однозначно можно назвать лучшими в спектакле.

Подлинная "саганщина" в отношениях и та самая "аритмия чувств" происходит именно между этими двумя исполнителями, в случае других, к сожалению, она прошла мимо, мельком заглянув в гости. В этих минутах нет места ничему вульгарному и пошлому, на сцене – только боль прошлого, страх будущего и оживляющая застывшую душу любовь.

Оставшись одна, Кароли-Соколова откровенно недоигрывает в сценах, требующих яркой и эмоциональной подачи в зал. Попытка компенсировать громким криком то, что можно было прошептать, не удалась, ледяные и пустые глаза быстро засветили все попытки "выкричать" важное в адрес Юбера.

Сексуальная растрепанность Присциллы (Елизавета Велиган) удалась не слишком хорошо, и ее героиня, увы, выглядит скорее помехой для полноценной актерской игры всех остальных, нежели дополняет происходящее.

Не многим больше помогает действию ее брат Бертрам (Михаил Золотарев). Его пьяные бредни философа выглядят не убедительно, алкоголь, который по обещанию должен крайне менять персонажа, особых метаморфоз не производит: "просветленный" юноша отличается от хмельной версии только меньшим размахиванием рук.
Во всяком случае, Бертрам в конце претерпевает хоть какие-то внятные духовные изменения, Присцилла такой радости не удостаивается, в конце резко бледнея на фоне всех остальных персонажей.

Единственная, кто пытается хоть как-то соответствовать попытке воплотить чопорное британское семейство – Фелисити Честерфилд (заслуженная артистка РФ Татьяна Корякова). Она выглядит отрешенно, порой даже чрезмерно, пребывает, как ей кажется, в тягостном осознании ситуации и дарит всю любовь чучелу собаки, а свободное время – пустым размышлениям.
На самом деле, этот персонаж один из самых значимых и иллюстрирующих тот самый второстепенный смысл, который зритель, чем черт не шутит, может отправиться искать.

Наиболее точное попадание в роль случилось у Арсения Фогелева (Юбер Дарсе) и у самого Александра Каткова. Фактически, спектакль превратился в диалог двух мужчин, дополняемый взглядом через призму других персонажей.
Именно здесь начинается прекрасная актерская игра, грамотные диалоги и удовольствие от просмотра. Именно здесь сюжет, который бурно развивается в дуэте Каткова и Соколовой, обретает подлинную окраску, созданную автором.

Грустно, но работа художников – снова не в кассу. Непонятно по какой причине театр не может приблизить внешний вид персонажей к времени, в котором происходит действие, обряжая их в наряды, которые у некоторых героев граничат с пошлостью.
Как, например, в случае Присциллы, которая неизвестно почему появляется на фоне одетого по последним тенденциям сегодняшних журналов Фогелева и облаченной в стильный костюм "вне времени" Соколовой в розовых кедах с испепеляющими глаза блестками. Последние составляют ансамбль с розовой юбкой и розовой майкой приторно-кукольного цвета.

Происходит это все на фоне чрезмерно скромных декораций, дополненных нежно-любимым матерью семейства чучелом не то спаниеля, ни то странно остриженного пуделя, размещенным в пугающей близости к зрителю.

Прекрасен выбор музыкального оформления спектакля, восхитительные мелодии танго Астора Пьяццоллы создают на сцене потрясающую и очень подходящую атмосферу, которая помогает сделать некоторые сцены гипнотическими.

Неоспоримым остается тот факт, что выбор пьесы невероятно удачен. Саган всегда звучит современно, остро и актуально. Спектакль заканчивается трогательно и болезненно, оставляет приятное, но короткое послевкусие.

Вялый репертуарный салат Краснодарского драматического театра дополнился еще одним ингредиентом, который, если не освежил вкус, то, слава богу, не угробил его окончательно.

Смотрите также

Спектакль "Загнанная лошадь" в Театре драмы (фоторепортаж)


Читайте также