Альберт Гаямян и Роман Плюта: О причинах запрета концертов и планах на будущее

В Краснодаре после вмешательства прокуратуры и мэрии было отменено выступление Noize MC, запланированное на 10 апреля. Поводом для реакции властей стало обращение руководителя "Национал-правозащитного комитет "Презумпция" Альберта Гаямяна к прокурору Краснодарского края Леониду Коржинеку. Кроме того, "национал-патриоты" (в частности, активисты движений "Славянский щит Кубани" и "Русские пробежки") обещали "срыв концерта экстремальными методами".

В сентябре 2014 года представители "Славянского щита Кубани" выступили против проведения концерта Дианы Арбениной, обвинив ее в "поддержке иудохохляцких карателей". В результате гастроли Арбениной в столице Кубани не состоялись

Большую активность на данном поприще проявляет и "Православный Союз", который добился прекращения гастрольного тура рок-группы Behemoth (с последующей депортацией польских музыкантов из России) и требовал запретить в Краснодаре выступление трэш-металлистов Cannibal Corpse.

"Афиша ЮГА" решила узнать у Альберта Гаямяна и руководителя "Православного Союза" Романа Плюты, чем они руководствуются при борьбе с музыкантами, а также выяснить их планы на будущее.

Расскажите, пожалуйста, о своем отношении к концерту Noize MC в Краснодаре.

Альберт Гаямян: – Крайне отрицательное! Подобные мероприятия формируют негативное восприятие действительности еще не окрепшими умами. По моему глубокому убеждению, место Noize MC – за пределами культурного пространства России.

Роман Плюта: – Я не считаю, что стоило привлекать такое повышенное внимание к данному исполнителю, в т.ч. срывом его концерта. Тем более – с формулировкой "там может быть экстремизм".
Я слишком хорошо помню, как еще совсем недавно в "экстремизме" обвиняли меня и таких как я, а вовсе не "Нойз МС"…
Человек имеет право высказывать свою точку зрения на политические события, происходящие в стране и за рубежом. Без оскорблений, без призывов, не нарушая закон – имеет полное право. В том числе – путем творчества.

На основании чего Вы принимаете решение о том, что какое-либо мероприятие не должно проводиться в Краснодаре? Советуетесь ли Вы с кем-нибудь по этому поводу?

А.Г. – Я никогда не принимаю решения о том, что то или иное мероприятие не должно проводиться в Краснодаре, так как я не имею никакого отношения к власти. Я только лишь предлагаю властям что-либо.
Все решения, принимаемые от имени Национал-правозащитного комитета "Презумпция", согласовываются среди активистов учреждения. Решающее слово всегда остается за мною. Если решение принимается коллегиально с представителями других организаций, естественно, мы координируем абсолютно все, до каждой мелочи. Поэтому я сторонник того, чтобы по максимуму "мутить" что-либо самостоятельно. Это экономит время и нервы.
Кроме того, все свои решения я принимаю после определенного нравственного, юридического и идеологического анализа того или иного вопроса.

Р.П. – Прежде всего, на основании информации об имеющемся нарушении законов: грубой пропаганде вражды, экстремизма, религиозной розни, наркотиков. Если есть сомнения, советуемся с соответствующими специалистами или священниками.

Выступая за запрет концертов и других мероприятий, Вы действуете от своего лица или выступаете от имени сторонников? Кто является Вашими соратниками?

А.Г. – Во все инстанции на протяжении семнадцати лет я обращаюсь от имени правозащитного комитета, который бессменно возглавляю. Иногда обращаюсь от себя лично (оперативное управление, согласно Уставу учреждения), иногда – от имени соратников, учитывая значимость вопроса). Но и в том, и в другом случае, обращение осуществляется от имени комитета.
Моими соратниками являются люди различных национальностей и вероисповеданий, разделяющие мои нравственные и идеологические устои.

Р.П. – В общественном поле мы, как правило, выступаем от лица своей организации. За всем происходящим вокруг невозможно уследить, и очень часто о той или иной проблеме мне сообщают как раз наши соратники. Это молодые ребята, обеспокоенные деградацией российского общества, православные сторонники, просто друзья и единомышленники. Благодаря современным возможностям коммуникации, у нас возник достаточно широкий круг соратников во многих городах России и даже за рубежом.
Обращения же в различные структуры я подаю в соответствии с установленным порядком – от себя лично, как гражданин.

Какие группы и исполнители, по Вашему мнению, не должны выступать в Краснодаре? Существует ли у Вас какой-либо список "нежелательных"?

А.Г. – Я плохо знаком с "творчеством" анархистов и либералов, мне подсказывают молодые соратники. Сейчас есть мнение гасить предстоящий концерт в "Арене" какой-то там аморальной группы "Кровосток", матерные песни поют какие-то асоциальные элементы! 
Списка пока нет. Будем работать над этим.

Р.П. – Такого списка нет. Кроме разве что ряда музыкальных групп, агрессивно проповедующих в своем творчестве откровенный сатанизм.
И в Краснодаре, и остальной России, и во всем мире люди всегда рады позитивному и жизнеутверждающему творчеству, воодушевляющей и одухотворяющей музыке. И совсем не рады творчеству деструктивному, направленному против общественных норм морали и нравственности, разрушающему основы общества, в том числе семейные традиции и устои.
Подобная музыка – обычно какофоническая – воспевает психическое нездоровье и вызывает у слушателя негативные эмоции (агрессию, ненависть, раздражение, болезненное возбуждение)… Одним словом, патологическая, болезнетворная и заражающая своим нездоровьем.
Разве можем мы сами себе позволить, чтобы нас просто вот так заражали тяжелой болезнью? Нет.

Какие методы Вы считаете допустимыми для отмены концерта, который, по Вашему мнению, не должен состояться в Краснодаре?

А.Г. – Разные! Извините, не могу раскрывать определенные моменты. По мне, так лучше нарушить УК РФ, чем Божьи заповеди…

Р.П. – И в Краснодаре, и в других городах России мы и наши соратники действуем строго в правовом поле. Иначе как можно взывать к букве закона, если закон нарушаешь ты сам? Даже при выходе на пикет или на митинг направляются соответствующие уведомления, что показали и последние подобные действия наших друзей в Новосибирске по отмене постановки "Тангейзер".
Другое дело, если ты перебрал все законные средства, приложил все усилия, но они ни к чему не привели. Тогда дальнейшие действия следует соизмерять с глубиной проблемы.

В случае с Behemoth, например, мы готовы были к достаточно серьезным действиям, если бы не нашли понимания в силовых органах. Однако наш сигнал о нарушении этой группой целого ряда российских законов силовики восприняли достаточно серьезно – в итоге группу депортировали за нарушение миграционного законодательства.

В случае с группой Cannibal Corpse была избрана несколько другая тактика, так как там был не такой широкий круг нарушений. Наши соратники подавали подготовленные нами письма в местные прокуратуры городов, в которых должны были пройти концерты. В итоге на основе наших материалов районный суд Уфы в ноябре 2014 года признал тексты Cannibal Corpse экстремистскими и запретил их к распространению на территории Российской Федерации. Об этом мало кто еще слышал, кстати. Считаю это настоящей нашей победой.

А вот концертом группы Slayer мы заниматься не стали. Решили, что возможная шумиха не будет стоить их единственного концерта.

Оказывают ли Вам власти какую-либо поддержку или помощь по запрету концертов?

А.Г. – У нас в различных структурах есть друзья и враги, сторонники и противники. Друзья и сторонники часто не могут помочь – они, в конце концов, тоже чиновники и не хотят потерять свои места.
Один из наших так называемых сторонников перед последним сходом обзванивал людей и просил не идти на мероприятие, но я закрыл на это глаза и не буду из-за этого портить с ним отношения. В чем-то он еще поможет… "У каждого – своя работа!" – сказал я ему.
Всегда есть черта, рубеж, которые карьеристы перейти не могут.

Р.П. – Наоборот. Подобная протестная деятельность всегда создает некую ненужную власти точку напряжения. Поэтому, например, когда мы стали заниматься в феврале 2014 года анатомическо-порнографической выставкой "Тайны тела", нас несколько раз пытались притормозить. Это потом уже прокуратура их оштрафовала и заставила поднять возрастной ценз с "6+"до "18+". А поначалу нам пришлось отстаивать свою точку зрения.

Нужна ли в нашем городе какая-либо организация, которая могла бы разрешать или запрещать проведение концертов и других культурных мероприятий? Если да, то кто должен в нее войти?

А.Г. – Нужна. И не в городе, а по всей стране. А входить в подобные организации должны те, кого будут переизбирать местные жители каждые полгода, чтобы цензоры не засиживались.
Сразу скажу, лично мне там места нет. Я не люблю коллегиальность и начальство над собой. Я – позитивный провокатор, это мне очень нравится!

Р.П. – Такая организация не нужна. Более того, ее деятельность будет противоречить российским законам, в первую очередь – Конституции РФ. Запрещать культурные мероприятия, песни, книги и т.д. в России может только суд и только в случае достаточно серьезных нарушений действующего законодательства. Например, при наличии признаков пропаганды экстремизма, межнациональной, религиозной и прочей вражды, пропаганды наркотиков.
Следить за подобным обязаны соответствующие органы, а также и само общество. В том числе, в лице своих отдельных граждан.

Справка

Альберт Гаямян – руководитель "Национал-правозащитного комитета "Презумпция", общественного движения "Резерв Единства России", юридического бюро "Гаямян и Партнеры" и ряда других организаций. Активно поддерживает Молодежное общественное движение "Славянский Щит Кубани", Молодежное общественное движение "Русские пробежки. Краснодар" и Краснодарскую краевую общественную организацию "Трезвая Кубань".
Позиционирует себя как "юрист, журналист, публицист, национал-правозащитник и доктор богословия". По собственным словам, является автором более 250 песен, часть композиций в жанре "русский шансон" можно прослушать здесь
Известен, в частности, своей резкой критикой рок-фестиваля KUBANA и акциями против выставок галериста Марата Гельмана в Краснодаре.

Роман Плюта – руководитель МОО "Православный Союз", председатель Краснодарской краевой общественной организации содействия строительству и содержанию объектов культурного, культового и природоохранного значения "Соработничество". Один из инициаторов создания движения "За веру, Кубань и Отечество!".
Участвует в реализации строительной программы "100 модульных храмов для Кубани". Руководит на общественных началах социальной службой Свято-Екатерининского кафедрального собора (г. Краснодар).
Добился, в частности, отмены в Краснодаре концерта рок-группы Behemoth, а также ограничения на показ фильмов "Нимфоманка" и "50 оттенков серого" и введения возврастного ценза 18+ для анатомической выставки "Тайны тела".


Комментарии для сайта Cackle

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале