Илья Лагутенко: О веселье в Веселовке, собственной скромности и карманах

На фестивале KUBANA впервые выступила группа "Мумий Тролль". В сентябре коллектив выпустит новый альбом "Пиратские копии". Также готовится к выходу художественно-документальный фильм "SOS Матросу!", который музыканты сняли во время своего морского путешествия. Его презентация запланирована на 2015 год.

Кроме работы в группе "Мумий Тролль", Илья Лагутенко является продюсером музыкального фестиваля-конференции V-ROX, который пройдет 29-31 августа во Владивостоке – уже во второй раз. Перед выходом на концертную площадку KUBANA фронтмен группы рассказал "Афише ЮГА" о музыкальном бизнесе, "владении востоком" и супер-группе.

Илья, доброй ночи! Совсем скоро во Владивостоке стартует фестиваль V-ROX, продюсером которого ты являешься. Как ты переживаешь то, что сейчас твориться с музыкальными мероприятиями в России? С фестивалем KUBANA, выступлением Мэнсона и т.д.?

– Тяжелое это дело – продюсировать фестиваль и вообще давать ему жизнь. Особенно – в том формате, который складывается у тебя в голове, когда тебе кажется, что это самое "то, что надо" твоим людям, твоей потенциальной публике, артистам. Но потом встречается на этом пути очень много проблем.

Первое, и, конечно, самое сложное – это финансовые проблемы, потому что музыкальный бизнес во всем мире сейчас находится не в самом хорошем состоянии, а в нашей стране он никогда не был в хорошем состоянии. Дальше идут проблемы экономического развития и связанных с этим потенциальных спонсорских контрактов, которые могли бы присутствовать в фестивальной работе. Но не присутствуют, потому что те люди, которым могло бы быть интересно поучаствовать, принципиально не допускаются к такой возможности. Так что это очень трудный путь.

Но энтузиазм пока еще есть и, может быть, мы прорвемся сквозь передряги... Дело в том, что тот фестиваль, который мы делаем во Владивостоке, он принципиально отличается и от замечательного фестиваля KUBANA, и каких-то других больших фестивалей.

У вас же там много образовательной составляющей…

– Я его называю гибридом выступлений и творческих лабораторий. Музыканты общаются не только со своей публикой, но и с представителями музыкального бизнеса: менеджерами, концертными агентами, организаторами фестивалей из разных стран, из разных уголков нашей страны. Мы не ограничиваемся какой-то определенной географией, потому что география Владивостока вообще подразумевает, как бы это громко ни звучало, "ворота в мир через Восток".

Наверное, судьба такая у Владивостока, так уже его назвали. Вот Веселовку назвали Веселовкой, здесь все веселятся, а Владивосток назвали "владей востоком", вот пытаемся теперь сделать так, чтобы и в музыке мы всем владели.

Ты настолько любишь свой родной город, что решил проводить такой масштабный фестиваль именно там? Не было мыслей провести его где-нибудь в Москве или Питере?

– Я не буду бить себя в грудь, что я большой патриот, или признаваться в бесконечной любви. Не потому, что это неправда, а потому, что я скромный человек по натуре.
Но, уверяю, есть логические и экономические объяснения. Подобного рода творческие фестивали могут существовать только в городах до миллиона жителей, иначе событие растворяется в массе каких-то других городских событий.

Наша главная задача – сделать спайку между людьми. Она рассчитана больше на какие‐то внутричеловеческие отношения, нежели на продажу билетов, которая могла бы измеряться несколькими десятками тысяч и решила бы некоторые финансовые вопросы фестиваля.

Мы открываем, пытаемся открывать вам новые имена. А там уже, когда они открыты, пришли к своему успеху, тогда езжайте по миру, платите свои деньги. Наше предприятие "Рок Владивостока" – это, по сути, меценатство чистой воды. И оно приходит, как это ни прискорбно, в большой мере из карманов участников группы "Мумий Тролль", просто потому что больше некому.

А что сейчас происходит с вашими проектами "Кета" и "Горностай"?

– "Горностай" был одноразовой акцией. Мы выпустили альбом, это был опыт "супер-группы", где участники из разных коллективов собирались и записывали песни. Но даже в концертную историю мы не смогли это воплотить, потому что у всех есть собственные проекты.
"Кета" – более живой организм. Сама специфика электронной музыки к этому располагает. Поэтому проект живет, развивается. Пишется новый материал параллельно с тем, что я делаю в группе "Мумий Тролль".

Смотрите также

"Кирпичи": О театральных экспериментах, тайнах Петербурга и запрете мата (интервью)

Участники трибьют-шоу Queen: О двойниках, оригиналах и фестивале KUBANA (интервью)


Читайте также