Михалыч из Animal ДжаZ: О краудфандинге, Василисе Премудрой и дьяволе внутри

Группа Animal ДжаZ появилась осенью 2000 года. Сейчас на счету группы 7 полноценных альбомов, самый свежий из которых – "Фаза быстрого сна" – был выпущен весной 2013 года. В настоящее время в Animal ДжаZ входят Александр "Михалыч" Красовицкий (вокал), Игорь Булыгин (бас-гитара), Евгений "Джонсон" Ряховский (гитара), Александр Заранкин (клавишные) и Сергей Кивин (ударные).

22 марта Animal ДжаZ отыграл концерт в Краснодаре на площадке Arena Hall. Перед саундчеком фронтмен группы Александр Красовицкий рассказал "Афише ЮГА" о краудфандинге, Василисе Премудрой и отдушине для "дьявола внутри".

Группе уже 13 лет. Когда вы создавали Animal ДжаZ, то думали ли, что настолько сыграетесь и просуществуете столько лет?

– Нет, конечно. Я был уверен, что это хороший проект, но не знал, сколько лет он будет существовать. Несколько раз группа была на грани распада. О таких вещах вообще не думаешь. Думаешь, что надо сделать хороший следующий альбом. Тесно планируешь на ближайшие полгода репетиции, где-то примерно через полгода – запись. Обычно так мы и существуем, не дальше.

Альбом "Фаза быстрого сна" вы записывали с помощью краудфандинга. Как пришли к такому решению?

– Ну... На самом деле, сейчас безнадежная ситуация для независимых групп, у которых нет продюсеров и дополнительных источников доходов. Все осуществляется за твой собственный счет.
Раньше, когда существовала система лейблов и дисков, можно было продать лейблу свой альбом за реальные деньги. Написать самому, на свой вкус, потом прийти с готовым дискоми сказать: "Ребята, вы готовы брать его? Если готовы, берите за такую-то сумму". Они предлагают свою сумму, мы договариваемся и продаем. Так мы существовали на протяжении 8-9 лет. Росла популярность и число поклонников, и мы могли уже окупить свои альбомы, потому что лейбл платил больше. Но потом эта система рухнула из-за Интернета и повсеместного пиратства. И такие группы, как мы, оказались у разбитого корыта.

И как вы выживаете?

– С одной стороны, мы существуем за счет того, что зарабатываем на концертах, никто из нас больше нигде не работает. А с другой стороны – диски приходится записывать за свой счет, а это очень большие деньги.
Мы не та группа, которая может записать альбом в домашних условиях: домашний компьютер, каждый свою партию записал, все собрали – и все. Нам требуется студия для живых барабанов, потому что формат музыки такой. Гитару надо записывать хорошей звуковой картой, вокал тоже, а это затраты студийного времени. Кроме того, мы всегда очень внимательно относились к процессу сведения и процессу мастеринга – после того, как песня сведена и готова, ее отправляют на доработку в хорошую специальную студию со специальными приборами, где все это делается за специальные деньги.
Например, альбом "Эгоист" 2009 года нам влетел в такую копеечку... В итоге его никто из лейблов не согласился покупать, ссылаясь на то, что "рынка больше нет". И мы потом в течение года работали на то, чтобы отдать деньги за этот альбом. Такая же ситуация была с альбомом 2011 года.
Когда диск появляется в Сети, то сколько бы ты потом ни просил перечислить "кто сколько хочет", никто в России ничего не перечисляет, потому что у нас люди так устроены.

И тогда вы решили обратиться к краудфандингу?

– Мы уже готовились выпускать альбом за свой счет, когда осенью 2011 года ко мне обратились ребята из краудфандинговой платформы Planeta.ru. Я считал, что это ерунда – если у нас не платят после скачивания, то кто в нашей стране будет вперед платить? Но они меня уговорили, и это сработало. Сработало, потому что наши люди – обычные, совершенно нормальные, как и на всей планете, просто немножко "с заковыркой". То есть нашим людям просто надо создать четкие условия и показать четкие правила.
Мы делали проект по сбору денег от своего имени, постоянно его поддерживали, давали понять, что это мы сами, а не какие-то проходимцы. Группа, которой уже больше 10 лет, вызывает больше доверия, чем начинающие команды. Поэтому у нас все получилось.
Сейчас мы открыли второй проект– по сбору денег на DVD. Тоже прекрасно идет. Я с тех пор очень здорово изменил, в хорошем смысле, свое отношение к фанатам. Я считал их обычными потребителями, но теперь я вижу, что они наши партнеры.

А следующий альбом когда планируете выпускать?

– Скорее всего, это будет зима или весна 2015 года. Через год или чуть меньше. Материал есть, он набирается быстро. Мы всегда быстро пишем песни. Когда ставим задачу написать что-то новое, они у нас рождаются, как у Василисы Премудрой из правого рукава, из левого рукава…
То есть муки творчества – не про вас?

– Нет, у нас нет мук творчества, у нас есть переизбыток творческих гормонов. Приходится даже отрезать лишнее. Я часто даже не показываю парням заготовки годами, потому что считаю, что это перебор. А потом через 5 лет решаюсь, показываю, они говорят: "Блин, классная песня!".

Когда на концерте просят старые популярные треки, как реагируете?

– Мне вообще не нравится, когда орут во время концерта постороннее, не относящееся к данной песне. Мне даже не нравится, когда орут: "Михалыч, я тебя люблю!". Я понимаю, да, избыток чувств, эмоций, пусть это будет...Но я бы сам, стоя в зале, не стал так делать.
А когда просят, как обычно, "Три полоски" или еще что-то, я обычно раздражаюсь, но вида не подаю, как правило. Но если я в веселом состоянии, то могу обстебать человека, легко и неагрессивно. Потому что, в конце концов, человек же не "Мурку" просит. Но я не люблю.
Я люблю, когда люди полностью в этом процессе настолько... Но это, опять же, от нас зависит. Если они кричат что-то посторонее, то мы их не вовлекли. Хотя бы вот этого, кто кричит. Значит, это мы виноваты. Словом, нами такие вещи воспринимаются всегда без агрессии.

Александр, говорят, что вы не любите после концерта фотографироваться и давать автографы. Это правда?

– Да, я не считаю себя фотогеничным, а после концерта вообще категорически не фотографируюсь. Только в редчайших случаях. Потому что после концерта я напрыгался, набегался, у меня рожа красная, мокрая. Даже профессиональному фотографу себя не доверю после концерта. До выступления если ловят – ладно, так и быть.
А автографы я не люблю по той причине, что это некоторое вторжение в мое биологическое пространство. Если бы я мог давать автографы на расстоянии метров трех, то да. А так я не люблю, человек стоит рядом, говорит какие-то слова, даже хорошие если. Не люблю короче, я очень интровертный в этом смысле товарищ.

Примерно в одно время с группой вы создали портал SpbClub о клубной жизни Санкт-Петербурга. До сих пор им занимаетесь?

– Да, мы его поддерживаем вместе с басистом из Animal ДжаZ Игорем Булыгиным. Этот сайт появился у нас даже раньше группы – его прежние владельцы бросили, а мы подобрали. И сейчас он неплохо себя чувствует, туда людей куча заходит. Даже жалуются, если забываю афишу выложить.
Весь проект я делаю своими руками на протяжении уже 14 лет. И испытываю такой своеобразный кайф от того, что никому не известные группы на этом портале занимают самые первые места в плане анонсов. Где вы еще увидите, что, например, в клубе "Тюфяк" на Амбарной улице свой альбом 22 марта презентует группа "Волосатое стекло"?
Я горжусь. Это наше ноу-хау. Никому не нужное, правда. (смеется)

Вы думаете, что это правда никому не нужно?

– Это нужно самим этим группам и их 20-30 поклонникам. Но это круто. Потому что больше так в стране вообще никто не делает. Все пишут и публикуют анонсы только группы Animal ДжаZ или певицы МакSим. (смеется) А такими неизвестными группами никто не занимается, только мы с Игорьком.

Когда вы поняли, что вы звезды, такая вот классная крутая группа?

– Не поняли до сих пор этого. Во-первых, потому что нас по-прежнему не узнают на улице – массово, по крайней мере, не узнают. А во-вторых, потому что мы не собираем по 5 тысяч человек в каждом городе. Какие звезды? Звезды – вот. (показывает на экран с трансляцией концерта группы Muse) А мы нормальная, хорошая и даже, быть может, лучшая рок-группа России, но со своим определенным статусом. Меня это вполне устраивает.

А что вы сами слушаете? Кроме Muse?

– Muse я не слушаю, кстати. Я вообще ненавижу эту группу, если честно, и не понимаю, зачем она существует. Но это отдельная история.
Из отечественных я слушаю Земфиру, "Сплин". Ловлю каждый раз, когда у них что-то выходит. Слушаю наши неизвестные команды, молодые и непопсовые. Некоторые даже переслушиваю. Есть песни, которые попадают потом в мой плейлист надолго, на годы.
Слушаю очень много западной музыки, почти все новое из того, что выходит. Но только ту музыку, за которую я могу заплатить.
Я принял для себя такое правило после провала нашего альбома в 2009 году, когда люди скачали его бесплатно и не дали нам денег. Я с тех пор принципиально скачиваю все за деньги. Если только там автор сам не указал: "Не платите ", как Alai Oli, например. Если есть какая-то возможность легально заплатить, я всегда заплачу. Купил альбом группы "Сплин", купил альбом "Земфиры", купил альбом Placebo. Хотя, казалось бы, что уж Placebo с моих денег? Но это принцип. И принцип правильный, я считаю

У вас есть второй проект – Zero People. Будут ли у него активные гастроли по городам России или новый альбом?

– Да, второй альбом наготове. Материала много, просто я русские тексты пишу очень трудно – и для Animal ДжаZ, и для Zero People.
Я совершенно по-разному подхожу к этим двум группам. Не могу, например, сегодня написать для Animal ДжаZ, а на следующее утро – для Zero People. Мне нужно настроение особенное, период. Сейчас "энималджазовский" период, поэтому я пишу тексты для Animal ДжаZ.
А с Zero People мы готовы всегда приехать на гастроли. Это проект, который существует в таком легком варианте. Если поступает предложение – мы играем концерты за очень маленькие деньги, даже бесплатно. Вообще, это проект, в котором я просто нашел отдушину для своей темной и неприглядной стороны. И клавишник наш тоже нашел отдушину. И мы рады, что можем со сцены и матом поругаться, и вообще говорить, какие мы козлы.

Как в вас это уживается? В Animal ДжаZ Вы все-таки больше романтик...

-В Animal ДжаZ тоже, конечно, хватает трещин... Я – Близнец по знаку Зодиака, у меня проблем с масками вообще нет никаких. Точнее, проблемы есть, но масок очень много. И для меня не составляет труда просто взять и поменяться, чтобы показать свою другую сторону.
Я ее часто вижу сам. Каждый день наблюдаю себя и в такой ситуации, и в другой. Будто присутствует сторонний наблюдатель, который оценивает твои действия. Это я сам. Это достаточно шизофреническая история, но она помогает Zero People очень сильно. Когда я на сцене в Zero People, то забываю, что я еще кто-то, а не только вокалист этого проекта. То же самое и с Animal ДжаZ. Романтическая сторона натуры и дьявол внутри как-то уживаются.

 


Читайте также