Дима из Alai Oli: О тренингах экс-порномодели, Питере и массаже

Группа Alai Oli родом из Екатеринбурга, сейчас все участники живут в Санкт-Петербурге. Стиль Alai Oli часто называют "неправильным регги" – музыканты не придерживаются канонов "русского" регги и не отказывает себе в желании привнести в музыку что-то новое. Основали команду в 2004 году солистка Ольга Маркес и басист Александр Шаповски. Сейчас в состав также входят гитарист Дмитрий Лаврентьев и ударник Максимилиан Максоцкий.

16 ноября Alai Oli отыграли в краснодарском клубе Arena Hall.

Как со сцены Ольга Маркес сообщила, это был последний концерт в этом году. В масштабные туры группа сейчас не ездит, выбирая лишь те города, где их особо ждут. 

Перед саунд-чеком гитарист Alai Oli Дима Лаврентьев рассказал "Афише ЮГА" о "секте" поклонников методик бывшей порномодели, секретном военном городке и массажном салоне.

Дим, вот обычные люди, когда хотят отдохнуть, идут на концерт. А вы как отдыхаете?

– Знаешь, у нас такие, очень современные участники группы – они собираются в какой-нибудь кафешке, где есть Wi-Fi, втыкают в айфоны и периодически снимают видео вроде "Посмотрите, как нам весело, как мы тут отжигаем". 

Но на самом деле, по поводу развлечений можно разговаривать бесконечно. У нас есть "секта", у меня есть свой массажный салон в Питере. То есть, все, что отвлекает от музыки, мне кажется, можно назвать отдыхом. Но и музыку я все равно не считаю работой. Когда мы стали мало кататься, туры стали долгожданными, как в самом начале. От концертов не устаешь, от них только заряжаешься.

Расскажи про "секту", вы всей группой занимаетесь этим?

– Нет, это была вообще очень интересная тема. Как-то Оля изъявила желание поиграть на барабанах. И когда она искала упражнения, случайно наткнулась на спортивную тренировку бывшей порно-модели Сюзанны. Она ведет интервальные тренировки, у нее свои видеоролики. И это настолько привлекательно выглядело, что мы решили просто попробовать. Вроде такие безобидные упражнения, но очень устаешь. Реально, 25 минут казались просто вечностью. Потом поделились с ребятами в твиттере: "Ребят, мы попробовали такую движуху, обязательно попробуйте, это каждый должен испытать". И кто-то в твиттере сказал: "Да вы сектанты, это все секта". Так и назвали. И потом, как в "Бойцовском клубе", это все разрослось.

Вы сами открываете филиалы по стране?

– Не знаю, этим занимается Оля. Я просто прихожу как тренер, веду занятия. Знаю, что девочки ведут дневники питания, и это очень хорошо работает. Люди теряют килограммы за считанные недели и приобретают красивые формы. Я после возвращения обязательно пойду колбасить тренировки. Я уже соскучился. По этому состоянию скучаешь. Потому что после первого же занятия начинаешь ощущать просто каждую мышцу. А когда долго не получаешь этого, начинаешь скучать. По мышцам.

А массажный салон как в твоей жизни появился?

– Такие хобби появляются в жизни неожиданно. Просто в туре, когда много катались, у Оли болела спина, и она просила сделать ей массаж. И раз я стал часто сталкиваться с этим, решил проявить интерес: как это правильно делать. Мужчина, как мне кажется, должен уметь обращаться с женским телом. И когда мы были в Индии, я практиковался там, учился, набирался опыта. Почувствовал в себе силу, начал приглашать к себе людей, а потом меня пригласили в салон. У нас есть такое пространства "Пустота". Будешь в Питере, приходи обязательно.

Хорошо, спасибо.

– Мне кажется, когда ты сосредотачиваешься на чем-то одном, так или иначе, приходишь в тупик. Надо чем-то заниматься всегда еще отдельным от своей главной цели. Я очень люблю заниматься массажем, "сектой", музыкой, все это имеет место быть в моей жизни и мне всегда есть чем заняться. Потому что Питер – это такой город, в котором все спят. Опаздывают на встречи. Не хочу так. Надо все успеть, надо все сделать. Не хочу идти на поводу у Питера.

Почему тогда не вернешься в Екатеринбург, например? Потому что в Питере именно творческая тусовка? Больше возможностей?

– Да, больше возможностей. И мне нравится менталитет там. За полгода я изменился в лучшую сторону. Я понял, что раньше я был намного злее. Я благодарен Екатеринбургу за такую суровую закалку, потому что вряд ли теперь что-то сможет сломать. Тем более, я из очень интересного места. 

Представляешь, есть секретная воинская часть, которой нет на карте. Это 19-й военный городок. Мы жили там в казармах. У нас была там своя школа. Это оттуда был выброс сибирской язвы, прогремевший на весь мир. На самом деле, когда я пошел в школу, я не понимал, почему столько моих сверстников потеряли своих родных и близких. А потом, когда приехала съемочная группа телевидения, я только тогда узнал, где я живу, в каком странном месте. Я всегда считал, что это нормально. 

Но там тоже есть свои плюсы, именно по пацанской части. Мы бегали в противогазах, у нас там были довольно серьезные нормативы. Куча техники. Когда ты растешь пацаном, это все так интересно – все танки, все пушки облазить, изучить это. Мне кажется, я не один раз побывал в армии (смеется). У меня отец военный. Но он никогда не давил, чтобы я шел по его стопам. Он говорил, что я сам должен выбрать свою дорогу.

Очень мудро…

– Я ушел из дома, как бы это странно не звучало, в 12 лет. Именно попробовать самостоятельно пожить, с друзьями. Я начал работать. Перепробовал самые странные работы. Например, газонокосильщиком на "ХимМаше", чистил бассейны, но не так, как в европейских фильмах, а с алкоголиками, я чистил бассейны в спорткомплексах. Я зарабатывал свои копеечки, копил на первые гитары и на все примочки. Помню, сколько я денег спускал в этих музыкальных магазинах, куда мы сейчас приезжаем давать автограф-сессии. И те же люди, которым я отдавал свои последние копейки, до сих пор там работают. Некоторые даже узнавали и желали удачи. 

Я люблю свой город, Екатеринбург, но я считаю, что Питер уже стал настолько родным, что возвращаться не имеет смысла просто. Надо двигаться дальше.

Оля недавно стала мамой. Это как-то изменило ее? Кроме того, что теперь в турах с вами еще один член команды?

– На самом деле, да. Это настолько было неожиданно именно от Оли. Она всю жизнь говорила: "Я ненавижу детей", она давала интервью всегда по поводу того, насколько осмысленно она к этому подходит. Она многих даже убеждала. Но мы всегда ей говорили: "Оль, ты любишь детей, ты все-таки женщина, и каждая женщина в глубине души любит детей". 

Сейчас, когда она стала мамой, она очень сильно изменилась, в ней открылось еще больше женственности. И на нее приятно смотреть, она очень легко справляется. Ежи не только нас объединяет, он придает какой-то новый смысл нашим путешествиям. Все стоят в очереди – понянчиться. Я реально очень скучаю, когда у нас нет концертов. Скучаю по мелкому, потому что он растет на глазах, хочется не пропустить все его первые шаги, первые слова. И я рад, что у них такая культовая парочка получилась: Андрей – писатель, Оля – рок-звезда. 

Сейчас Оля, кстати, занимается вокалом с очень крутым педагогом. Это невероятный человек, она сделала чудо просто. Чуть ли не за восемь уроков, в течение двух недель, Оля стала реально круто петь. Она всегда говорила, что не музыкант, а поэт. Она срывала голос в начале концерта. Нам после концертов говорили: "У вас отличная атмосфера". Никто не говорил, что мы клево отыграли, клево спели, была всегда такая больше душевная, что ли, похвала. А теперь, плюс к этому, Оля стала круто петь, мы стали лучше играть. И нам ее более в кайф стало делать то, что мы делаем и экспериментировать дальше.

Спасибо!

– Спасибо тебе. Было интересно с тобой поболтать. Ты не похожа на какого-то обычного человека, который пришел брать интервью. Не знаю, мы как будто бы с тобой уже встречались и общались. Это комплимент, если что.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале