Черный театр Dream в «СБС Мегамолл». Что ставит и чем живет самый камерный театр Краснодара

Театр без малейшей доли пафоса, маленький, без громких имен в названии и сенсационных премьер в репертуаре, Черный театр Dream вырос из команды артистов, работающих в «СБС Мегамолл» с самого основания, и уже стал явлением, которое невозможно игнорировать.

Громкие имена, впрочем, есть, и встреча с этими людьми в таком неожиданном месте, на втором этаже торгово-развлекательного центра, за углом, рядом с магазином обуви, становится и культурным шоком, и удивительным сюрпризом. Основателя и режиссера Эдуарда Юркова коллеги по, как он сам говорит, «краснодарскому шоу-бизнесу» знают давно, а многие другие точно вспомнят в лицо. Иллюзионист Сергей Янпольский из актера Музыкального и Молодежного театров ушел в магию, завоевал множество профессиональных наград — и вернулся в театр, уже сюда, чтобы создавать атмосферу волшебства и чуда на сцене. И, конечно, Станислав Сальников, для которого Черный театр стал продолжением, если не началом новой профессиональной жизни.

Эдуард Юрков: «Театр — это единственное место, где можно посмотреть на искусство актера»

— В Праге Черный театр существует за счет того, что это туристический город, их представления в основном без слов. Они могут позволить себе сделать одно шоу и катать его годами каждую неделю, каждый день. В Краснодаре это нереально, поэтому у нас разносторонний репертуар. И я думаю, то, что мы делаем, вышло за рамки этого жанра.

Эдуард Юрков

Эдуард Юрков

Да, у нас работает иллюзионист, лауреат разных международных конкурсов, у нас представления проходят практически в черной комнате — это базовый принцип черного кабинета, — и на этом все. Мы взяли в название слово «черный», потому что именно это мы могли делать — с нами был Сергей. А так как театр всегда был нашей мечтой — отсюда слово Dream, мечта.

Может, это даже некоторый такой невольный маркетинг. Когда мы стали делать Черный театр, в 2014–15 годах, все черное стало модно, тариф появился «Черный», кофейни «черные» и так далее. Мы, можно сказать, вовремя попали в тренд.

Черный театр — вид постановок, действие которых проходит в пространстве «черного кабинета». Главный принцип основан на том, что человеческий глаз не видит черные предметы на черном фоне, а благодаря использующимся в таких спектаклях ультрафиолетовым лампам и покрытым флуоресцентной краской предметам создается эффект оптической иллюзии.
Жанр зародился в Древнем Китае и получил развитие в японском театре бунраку. В Европе его представил публике чех Йиржи Срнец. Первые представления прошли в Вене, но известен черный театр стал в Праге, где и в наши дни остается популярным развлечением для туристов. Конечно, подобные театры есть сегодня и в других странах.

— Мы с Сергеем знакомы с детства, еще по так называемому Дворцу пионеров и школьников. Потом мы работали в краснодарском шоу-бизнесе, пересекались, он фокусы показывал, я долго был ведущим. В развлекательном центре «Семь звезд» мы были арт-составом с самого основания. И мечта о театре осуществилась благодаря нашей фирме, мы получили такую возможность, получили помещение.

В «СБС Мегамолл» РЦ «Семь звезд» открылся в 2002 году, и практически с самого начала в торгово-развлекательном центре работала труппа артистов, устраивавших короткие постановки и шоу. Ежегодно в период новогодних праздников в кинозале ставили детские сказки с элементами иллюзионных шоу. Первым стало представление в «Хогвартсе», а Гарри Поттера играл как раз Сергей Янпольский. За годы коллектив менялся, но некоторые участники по‑прежнему в команде.

— На старый Новый год у нас был корпоратив, и неожиданно мы поняли, что нас уже 21 человек, то есть мы подросли. У нас нет труппы в прямом смысле слова, мы не платим зарплату, все идет от сборов. Кто-то занят в двух спектаклях, в одном, кто-то больше. Вот, например, мы ставили сказку «Иван-царевич и Серый Волк», а я знал одного актера, глаза его увидел и понял: это Кощей Бессмертный. Пока он у нас играет только Кощея.

В последней нашей постановке, «Сергей Есенин. Рок-поэмы», к нам присоединилась рок-группа. Они сделали нам полностью музыкальное оформление, песни в роковых аранжировках. Это не чтение стихов под рок-музыку, это нечто другое. Мы взяли такие поэмы, такие стихи, где нам показалось — вот, он рокер. То есть если бы он жил сейчас, это был бы рок-музыкант. Роковая и роковая судьба это была.

— Спектакль — как песня. Чтобы песня стала хитом, должно совпасть три вещи: слова, музыка и исполнитель. Сколько ни шла песня «День Победы», пока ее не спел Лещенко, ее мало кто знал, хотя пели маститые певцы с именами. Но вот не шла, не то. Точно так же, только еще сложнее, в театре. В театре все должно совпасть — понимание автора, актеров, режиссеров. Как у нас это получается, я не знаю — пусть судит зритель.

Спектакли Черного театра:
«Сто лет мы так не отдыхали», комедия по пьесам Аркадия Аверченко «Двойник» и «Сердце молодой девушки»;
«Флоранс», спектакль по пьесе Л. Гольштейна «Давид и Эдуард»;
«Кредиторы», постановка по пьесе Тургенева «Безденежье»;
«60 минут Чехова», по рассказам «Злоумышленник», «Ушла», «Дипломат» и шутке в одно действие «Предложение»;
«Сергей Есенин. Рок-поэмы»;
«Человек-невидимка», иллюзионная программа;
Иллюзионное шоу Сергея Янпольского.

Выступления театра проходят в пятницу, субботу и воскресенье.

— Похвастаться я могу одним — мы театр, в который зритель может прийти и гарантированно увидеть работу актеров на 100% на любом спектакле. Здесь люди не «на работе», как в некоторых государственных театрах, уставшие от ежедневной борьбы с самими собой. Здесь они выкладываются на 100%. Это наше основное кредо и наша основная задача. Кино — это уже более режиссерское искусство, в сериалах вообще очень много всего. Для нас главное — актер, не декорации какие-то красивые, не замыслы типа «я пойду на голове ходить, и все удивятся» или «разденусь догола».

К нам на иллюзион стали приходить взрослые люди, пары. А тут сюжет детский. И тогда мы решили сделать что-то, чтобы был сюжет, интересный одновременно детям и взрослым. Сейчас это «Человек-невидимка», шоу для всей семьи. Где-то навеяно фильмом «Чародеи», когда вроде как и сказка, и не сказка. Нет какой-то особой драматургии, но есть ощущение веры в чудо и желания сказки в жизни.

Детские постановки:
«Иван-царевич и Серый Волк»;
«Кот в сапогах»;
Иллюзионное шоу с Сергеем Янпольским в роли волшебника и персонажами Пьеро и Арлекино.

Мы гастролировали по краю, но сейчас в основном сосредоточились на своей программе здесь и лишь изредка выезжаем куда-то из Краснодара.

Мы частный театр, некоммерческий, мы не стремимся здесь зарабатывать деньги. Их и невозможно заработать, даже если играть каждый день, с нашей посадкой, с нашим коллективом. Наверное, это и позволяет держать качество, делать в удовольствие, а не потому что надо по плану выпустить такой-то спектакль. В этом у нас привилегия.

Станислав Сальников: «Мне перестал сниться театр»

Восемь лет назад театральный скандал в Краснодаре стал из внутрицехового события почти что общегородским. Стороны публично обвиняли друг друга, зритель, как водится, мало что понимал. Знали только, что из краснодарской Драмы уходят несколько ведущих актеров, в постановках их заменяют коллеги. Позже часть спектаклей убрали из репертуара совсем. Одна из этих потерь — «Полет над гнездом кукушки», где роль Макмерфи исполнял Станислав Сальников. Несколько лет после этого он не выходил на сцену, и вот сейчас в спектакле «Флоранс» Черного театра играет в дуэте с Николаем Волобуевым.

Станислав Сальников

Станислав Сальников

Я думал, что моя сценическая карьера закончилась. Вся моя жизнь была отдана театру. В 17, неполных 18 лет я поступил в театральный вуз в Москве, проучился, и вся моя жизнь была связана с театром. И вот меня практически убрали из профессии. Я потерял веру в то, что когда-то смогу попасть в театр.

В Молодежном театре есть свои устои, в которые я могу, в общем-то, не вписаться. В «Одном театре» я смотрел «Медею» и, в общем, не понял, зачем они его, этот театр, создали, если не только ради заработка. Потом я пошел в театр «Люди-Игры» на Горького, это на меня не произвело впечатления. Меня звали еще куда-то, Новороссийск, Туапсе, но ведь я в Краснодаре. И вот сюда, в Черный театр, меня звал знакомый, но все как‑то не складывалось, да и добираться далеко. Один раз позвал, второй, где-то через полгода я пришел, посмотрел первый спектакль, кажется, «Сто лет мы так не отдыхали» — мне было интересно и весело.

Понравились актеры, все говорили нормальным человеческим языком, без котурнов. Потом я посмотрел Чехова, и опять-таки очень точно и правильно рассказали историю, которая задумана автором и сложена с помощью режиссера-постановщика. Посмотрел Тургенева. Находить какие-то дырки, пробелы можно во всем, но меня все это устроило, не отшарахнуло. После Тургенева как раз мы пошли кофе попить, и мне говорят: «Вот есть такая интересная пьеса». Я прочитал, говорю: «Когда начинаем?» И мы начали.

До этого времени мне очень часто снился театр. И вот я здесь, я стал работать, играть на сцене — и мне театр перестал сниться. Я рад, что я вернулся.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале