Библиотека Юга.ру — лучшие книги на самые разные темы

Библиотека Юга.ру: 5 лучших российских романов XXI века

Юга.ру
  •  © Фото с сайта pixabay.com

Портал Юга.ру предлагает субъективный список лучших российских романов XXI века.

Александр Проханов «Политолог»

Романы Александра Проханова, главного редактора государственно-патриотической газеты «Завтра», занимают особое место в современной русской литературе. Национал-патриот и сталинист, антизападник и антилиберал, Проханов в своем литературном творчестве использует особые техники повествования, не типичные для своих коллег по политическому лагерю. Традиционное реалистическое повествование Проханов штурмует своей фирменной галлюцинативной поэтикой, где велеречивость языка соединяется с психоделическими сюжетными ходами и метафорами.

Роман «Политолог» — один из наиболее ярких примеров работы прохановской поэтики. Он примечателен хотя бы уже тем, что был выпущен издательством «Ультра.Культура», специализирующимся на радикальной литературе всех жанров и направлений. Там роман государственника-патриота Проханова соседствовал с книгами о терроризме, наркомании и экспериментальных медиа.

С точки зрения сюжета «Политолог» кажется достаточно простой иллюстрацией политических взглядов Проханова, интоксицированного свинцовыми мерзостями современности. Описывая реалии политической жизни нулевых, он своей критикой проходится по всем ключевым фигурам, в которых легко узнать Владимира Путина, Геннадия Зюганова, Бориса Березовского, Ирину Хакамаду и других влиятельных людей того времени.

Но очарование «Политолога» лежит не в сюжетных линиях и не в предсказуемой критике всех системных политических сил, а в том, что прохановская поэтика в романе берёт верх над сюжетом, подчиняя его себе. Современность, как и политическая позиция Проханова, проваливается в глубокий овраг психоделического языка, патриотико-мистического галлюциноза, в результате чего рождаются рваные, спотыкающиеся, но очень яркие и волнующие образы, будто сошедшие с полотен сюрреалистов.

Современность, как и политическая позиция Проханова, проваливается в глубокий овраг психоделического языка, патриотико-мистического галлюциноза

Владимир Сорокин «Метель»

Владимир Сорокин, которого с начала XXI века многие называют прижизненным классиком, в 2010 году выпустил повесть «Метель». После «Сахарного кремля» и «Дня опричника» писатель уходит от злободневных тем и пишет небольшую книжку, в которой прошлое и будущее России сливаются в зимней непогоде.

Используя уже привычный для себя инновативный минималистический стиль, закамуфлированный под узнаваемые традиции русской классики, Сорокин ставит в центр повествования мифологему метели. Уездный доктор едет в глухую деревню на лошадях и сталкивается с непогодой. Сначала читателю может показаться, что действие романа происходит в XIX веке, но по мере развития сюжета становится ясно, что «Метель» — о будущем России, а не о прошлом. И в этом будущем, как в и настоящем, как и в прошлом, центральное место занимает пустынная и холодная территория, в которой кроме метели будто бы ничего и нет. Только дорога, которую уже давно не найти. И в этом отсутствии вешек, по Сорокину, вся русская жизнь.

Сорокинскую «Метель» можно назвать зрелым произведением прижизненного классика. В ней присутствуют темы и литературные приемы, которые он разрабатывал не один десяток лет. И после всей этой работы «Метель» отчетливо иллюстрирует: эксперименты Сорокина с русской классикой — не ирония и провокация, а тонкая и серьезная работа с ее внутренней тканью, с энергией, которую Сорокин переносит и в свои произведения.

Эксперименты Сорокина с русской классикой — это не ирония и провокация, а тонкая и серьезная работа с ее внутренней тканью

Виктор Пелевин «Числа»

«Числа» — роман Виктора Пелевина, вышедший в 2003 году в сборнике «Диалектика переходного периода из ниоткуда в никуда». «Числа» продолжают линию гротескной социальной сатиры на мир дикого российского капитализма, начатую Пелевиным еще в Generation П. Изображая переход от эпохи Ельцина к эпохе Путина, Пелевин живописует его декорации: криминальные войны, ловкие PR-кампании, мир денег, власти и кокаина, расцвет гламура и поверхностной моды на экзотические увлечения.

Главный герой романа Стёпа верит в магию числа 34, которое, как он считает, является его ангелом-хранителем еще с самого детства. Взрослея и становясь успешным предпринимателем, а затем и банкиром, он каждый свой жизненный шаг соотносит с числами. Ключевой момент романа — знакомство Стёпы со своим антиподом, который якобы поклоняется обратному и вражескому для главного героя числу 43. При помощи множества гэгов Пелевин рефреном изображает не только абсурд веры героя в магию чисел, но и абсурдность всей окружающей его действительности.

Роман знаменует окончательный поворот Пелевина от медитаций на темы руин Советского союза к вскрытию рубцов уже современного ему общества. Также он видится и как демонтаж мистическо-буддистского мировидения, закрепившегося за Пелевиным после Generation П. Вера в магию чисел предстаёт бессмысленным суеверным шутовством, в котором нет никакой мистики. Из-под маски поп-эзотерика выглядывает усталый агностик.

«Числа» продолжают линию гротескной социальной сатиры на мир дикого российского капитализма

Лена Элтанг «Побег куманики»

«Побег куманики» — дебютный роман Лены Элтанг, опубликованный в 2006 году. Он вошел в шорт-лист двух крупных литературных премий, имеющих полярную ориентацию, — «Нацбеста» и Премии Андрея Белого. Премиальное внимание в случае Элтанг не входит в противоречие с интересом широкой публики. И «Побег куманики», и её второй роман «Каменные клены», ставший лауреатом престижной премии «НОС», а также последующие — «Другие барабаны» и «Картахена», — вышли непривычно большими тиражами.

Непривычность обусловлена тем, что романы Элтанг имеют крайне сложную внутреннюю организацию, стиль повествования затруднен для восприятия, а осмысление даже самой тривиальной сюжетной ситуации Элтанг ведёт с помощью сотен отсылок на другие произведения, причём не только литературные. Вот и в «Побеге куманики» читатель может найти цитаты практически на всю историю мировой культуры. Здесь и скрытое цитирование античной классики, и открытые реминисценции к малоизвестным поэтам ХХ века. Но всё же распознать все отсылки, скорее всего, не сможет даже опытный филолог. Все эти усложнения в тексте не смотрятся искусственными и, что самое важное, не препятствуют восприятию и пониманию романа. На них держится не смысл или структура, а сама ткань текста.

Жанровую принадлежность «Побега куманики» определить крайне сложно. Дневник сумасшедшего? Сетевой травелог? Мистический детектив? Но как в «Побеге куманики», так и в последующих романах Элтанг по сути пишет всегда об одном — о свободе от соответствий правилам окружающего мира, и о человеческой личности, которая шире всех рамок и даже самой себя.

Элтанг по сути пишет всегда об одном — о свободе от соответствий правилам окружающего мира

Александр Гольдштейн «Спокойные поля»

«Спокойные поля» — последняя книга Александра Гольдштейна, вышедшая уже после его смерти в 2006 году. Писал он в больнице, умирая от рака легких и отказываясь от морфия, «дабы не терять накал письма».

«Спокойные поля» и в самом деле читаются как текст, пребывающий в поле и перспективе предвосхищаемого конца. Но в этом нет и намёка на соблазнение публики предсмертной исповедальностью. В «Спокойных полях» Гольдштейн вздымает ритмичные волны воспоминаний и размышлений, их плавная зыбь укачивает читателя, ввергая чуть ли не в транс.

Название романа — отсылка к Вергилию, у которого спокойные поля представляют собой часть не пейзажа, но метафизической, вневременной местности. Вот и в аннотации к «Спокойным полям» сообщается, что «время не ограничено хронологией». Место действия — это пространство воображения Гольдштейна, его воспоминаний, фантазий, прожитых дней и прочитанных книг. Александрия Египетская, Петербург, Мадрид, Берлин и даже родной для Гольдштейна Баку, в котором городские сумасшедшие вымаливают у Бога книги Джеймса Джойса.

Сюжет как таковой в книге отсутствует, лишь мерцая тенями и бликами гольдштейновской мысли. Но несмотря на кажущуюся сложность и запутанность, «Спокойные поля» открыты практически для всех. Они только требуют внимания, спокойствия и доверия к авторскому слову. И за это Гольдштейн вознаградит читателя приобщением к своей медитативной и гибельной закатной красоте.


Эти и другие книги вы можете купить в магазинах «Читай-город» в Краснодаре:
— ул. Красноармейская, 60;
— ул. Володи Головатого, 313, «Галерея Краснодар»;
— ул. Красная, 83/ул. Горького, 103;
— ул. Уральская, 79/2, ТРЦ «СБС Мегамолл»;
— ул. Ставропольская, 218/1;
— ул. Дзержинского, 100, ТРЦ «Красная Площадь».


Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале