«Дюнкерк»: 100% Нолана, саспенс и натурализм

Впервые написав сценарий на основе реальных событий, Нолан выбрал именно ту страницу истории, которая позволила ему сконструировать сюжет, полностью избавившись от моральной оценки. В конце мая — начале июня 1940 года из французского Дюнкерка было эвакуировано более трехсот тысяч английских, бельгийских и французских солдат, оккупированных немецкими войсками во время Второй мировой войны.

Афиша Юга.ру благодарит кинотеатр «Монитор IMAX СБС» за приглашение на показ фильма «Дюнкерк».

Режиссер: Кристофер Нолан
Автор сценария: Кристофер Нолан
В ролях: Кеннет Брана, Том Харди, Киллиан Мерфи, Финн Уайтхед, Гарри Стайлз, Марк Райлэнс, Джек Лауден, Том Глинн-Карни, Анайрин Барнард

Смотреть, если вы любите: фильмы Хичкока, логичные структуры, Киллиана Мерфи.

Не смотреть, если вы: ждете художественный пересказ исторических событий и видите войну черно-белой.


В тринадцати словах: торжество кинематографического минимализма: сценарий с идеальной структурой, схематичные персонажи, единство времени и эмоции.

В пятиста девяноста пяти словах:

Каждый раз, когда речь идет о трагедии, будь то война, техногенная катастрофа или нападение инопланетян, зрителю показывают представителей обоих сторон, делая их либо простыми выразителями дуализма добра и зла, либо более детально обрисованными характерами со своими особенностями. Суть в том, чтобы зритель сопереживал конкретным персонажам, находя в каждом из них что-то, что можно соотнести с самим собой. Выбрав сторону, ты болеешь за счастливый исход и преисполняешься справедливого негодования в адрес противника. Нолан поступил ровно противоположным образом, по сути, не представив нам ни одного индивидуального характера и полностью отказавшись от разделения на белое и черное, на плохое и хорошее.

Исключением стала лишь история владельца лодки, который со своим сыном и еще одним мальчиком отправляется в Дюнкерк, чтобы принять участие в спасательной операции. Исключение логично: эти трое — часть мирной жизни, они не отсюда, у них есть имена, отношения между собой, у них есть жизнь до войны, во время нее и будет после. Они показаны совсем в других красках, у них есть предыстория — например, мы узнаем, что старший сын мистера Доусона погиб в самом начале войны, — и они так и не доберутся до Дюнкерка, но спасут десятки человек.

У всех остальных героев нет прошлого и будущего, нет имен и характеров, мы ничего не знаем о них в начале и практически ничего не знаем в конце. «Дюнкерк» — фильм не о войне, а о стихии. О том состоянии страха, неизвестности и ожидания, когда оказавшиеся под угрозой смерти люди практически ничего не могут сделать, но каждой клеткой своего тела и каждым помыслом хотят выжить. Человек в таком состоянии беззащитен и первобытен, вокруг него что-то происходит, но он не может на это повлиять. Противника как причины зла нет, нет того, на ком можно выместить страх и ненависти, — нет и самой ненависти.

Саспенс, о котором Нолан говорил в интервью, посвященных выходу фильма, саспенс Хичкока — самый действенный способ создать почти невыносимое напряжение на экране, не показывая угрозу. Мы видим обстрел, но не видим, кто стреляет; эсминец тонет, но мы не знаем, кто отдал приказ и нажал на кнопку; один из трех летчиков просто исчезает, будто и не было его только что между небом и морем; очередной прилив выносит тела, но все они вниз лицом — мы не знаем их, не знаем, как они погибли. Решения принимают где-то там, в Лондоне, Берлине, может быть Париже. Где-то там пытаются изменить ход войны, думают о стратегии, считают людей, самолеты и корабли. Здесь ждут. Эта отстраненная зарисовка, возможно, более справедливый портрет войны — ведь кого бы в ней ни обвинили, миллионам погибших, да и выживших, это никак не поможет. Здесь она видится  гораздо более абстрактным злом, хотя речь даже не вполне о ней.

«Выжить — значит, победить» — единственная истина для каждого отдельного человека, а жизнь — единственная настоящая ценность. И возможно, все остальные фильмы о войне, точнее, просто все фильмы о войне нам врали, показывая правых и виноватых, причины и мотивацию. Врали так же, как врут пропаганда, политики и история, и за всем этим враньем мы забывали о самом главном.

Параллельно, лаконичными и точными штрихами нарисованы несколько частных эпизодов. Глубоко травмированный военный случайно убивает мальчика на лодке; спасшиеся вместе англичанин, француз и бельгийцы спорят, кому из них надо пожертвовать собой; летчик продолжает сражаться, израсходовав все топливо. В общую структуру сценария они вписаны идеально, проживая мгновения, пока все действие стремится к одной точке. Три основных линии, три стихии, три группы персонажей: их отрезки на экране начинаются в разное время и сходятся воедино. Неделя на пляже Дюнкерка, день на лодке в море, час в небе. Герои каждой линии встречаются в конце, видят друг друга и снова расходятся. Общую картину так и не увидели ни они, ни мы, как это обычно происходит и в жизни.


Комментарии для сайта Cackle

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале